Меню

Верный шаг по сохранению запасов Ладоги: создан Общественный пост рыбоохраны

В этом году Питерскому Клубу Рыбаков (ПКР) исполнилось 20 лет. Это самое старое рыболовное интернет-сообщество Петербурга, прошедшее путь от общающихся на сайте единомышленников до общественной организации, проводящей крупные рыболовные фестивали, участвующей в рыболовном законотворчестве и отстаивающей интересы простых рыбаков. Один из важных аспектов нашей деятельности – борьба с браконьерством.

И в данной статье речь пойдёт именно об этом – о том, как можно помочь улучшить ситуацию на наших водоёмах, которая, не будем скрывать, с каждым годом становится всё более грустной. Стало меньше трофейной рыбы, уменьшились запасы судака и щуки, зато заметно увеличилось количество сетей на водоёмах. Рубрики «Браконьеры» и «Новости с водоёмов» на нашем сайте (www.fisher.spb.ru) наполнены сообщениями о браконьерском беспределе.

Работа на результат

В первые годы существования клуба проводились два-три рейда в год, совместно с инспекцией. Был период, когда при клубе существовала ДНД, взаимодействующая по вопросам рыбоохраны с погранотрядом на юге Финского залива. Но всё это так или иначе выливалось лишь в разовые акции. И приносило скорее моральное удовлетворение участникам, чем какой-то долговременный результат.

В воздухе носилась идея взять под контроль Клуба какой-то локальный водоём и постараться навести на нём порядок хотя бы в самое важное для рыбы время – в нерестовый период. От идеи до воплощения прошло несколько лет, и вот с 2017 года в Новой Ладоге начал работу Общественный пост рыбнадзора. Не стану рассказывать об организационных и технических сложностях первого года, когда и проблем с техникой хватало, и не было постоянной базы, и отношение государственной инспекции было скептическое. Но постепенно проблемы решались, и в этом году наконец удалось обеспечить практически ежедневное присутствие наших общественников в течение двух нерестовых месяцев на воде и, что важно, делать это в тесном взаимодействии с государственной инспекцией.

Если говорить о формальных показателях, должен отметить, что только за апрель – май было снято почти 30 километров сетей, более 30 других незаконно установленных орудий лова (мережи, перемёты), выпущена из них рыба, общий вес которой составил несколько сотен килограммов. Можно сказать, что условия для нереста леща и щуки в акватории от Лигово до Волхова были существенно улучшены.

Выявление проблем

При этом выявились проблемы, решение которых явно вне компетенции энтузиастов-общественников, и более того – даже вне компетенции инспекторов рыбоохраны.

Одной из таких проблем является фактическое придание законного статуса прибрежному браконьерству под видом промысла. Прикрываясь официальным разрешением, в котором указаны несущественные объёмы вылова, его владелец ставит неограниченное количество сетей и мереж. Зачастую они не маркируются и ставятся без какого-либо соблюдения правил, предписывающих минимальные расстояния между сетями. Опутывается всё, не оставляя рыбе шансов. При этом промысловый журнал заполняется от случая к случаю, хотя должен отражать каждое действие, начиная с установки сетей, в нём в обязательном порядке должен фиксироваться ежедневный улов. Могу привести конкретный пример, когда у человека с разрешением на вылов 100 кг щуки и 500 кг леща стояло 40 мереж, километр сетей, и он за три года заполнил промысловый журнал один раз. При этом, когда снимали его не обозначенные по правилам сети, он уверял, что указанные в разрешении квоты не вылавливает. А мы из двадцати его мереж в один день отпустили щук, общий вес которых был более 30 кг. Да по большому счёту те же 500 кг леща, разрешённого для него к вылову – это вопрос поимки примерно 350 лещей. Если взять километр сети, установленной на пути нерестового хода стаи, это максимум две ночи. Необходимо изменение Правил – фиксация не только объёма вылова, но и разрешённого количества сетей.

Второй законодательный пробел – разница в Правилах для любителей и промысловиков. Например, для промысла на Ладоге нет запретного срока по щуке. Получается, что сети в прибрежной зоне законно стоят, вылавливая нерестящихся щук. Нужны единые запретные сроки для всех.

Странен запрет на движение под мотором. С удочками – нельзя, с сетями – можно. На наш взгляд, система запретов на хождение под мотором должна быть более обоснованной. Когда в прибрежной зоне нерестятся плотва, лещ, щука, целесообразно вводить запрет на мотор в километровой прибрежной полосе, при этом он должен быть единым и для любителей, и для промысловиков, и для тех, кто «просто вышел покататься». Да и так ли нужен этот запрет? Ведь он возник ещё в советские времена, когда этих моторов было мало и их влияние было другим. У наших северных соседей – финнов, шведов – никаких нерестовых запретов нет, а рыба есть. Может, дело всё-таки не в моторах?

Нормы вывоза – законно ли их ограничивать?

Если продолжить говорить о глобальном и наболевшем, то стоит также упомянуть, что сегодня во всем мире есть тенденция к запрету промыслового лова на внутренних водоёмах, поскольку сохранение богатства и разнообразия биоресурсов гораздо приоритетнее сомнительной ценности лова на пропитание. У нас законодательство лоббирует интересы промысла. Нет серьёзных исследований любительского лова. Нет оценки важности для экономики индустрии любительской рыбалки. Понятно, что рыбный промысел на Южной Ладоге — это традиционная деятельность, решающая не только проблемы питания населения, но и социальные: занятость, обеспечение дохода. Но давайте посмотрим на это с другой стороны. Есть индустрия производства лодок, моторов, приманок. Это тоже большие обороты, рабочие места, налоги, которые платят владельцы плавсредств, магазины. И относиться к любительской рыбалке как к безобидному чудачеству единиц неправильно. Думаю, что назрел момент, когда в органах, осуществляющих контроль за рыболовством, пора создать специальные структурные подразделения, занимающиеся вопросами любительского рыболовства. Необходимо широкое привлечение общественности не только к охране ресурсов на воде, но и к выработке правил и норм. То, как это делается сейчас, конечно, лучше, чем лет 10 назад, но и нормальной работой это не назовёшь. Приведу пример. Сейчас готовится поправка к правилам рыболовства, которая в дополнение к суточной норме вылова введёт норму вывоза с водоёма. На наш взгляд, это прямое нарушение закона о любительском рыболовстве: в нём есть требование к установке суточной нормы вылова и нет требований по нормам вывоза. Похоже, что органы, устанавливающие нормы, обеспокоены больше не их обоснованностью, а возможной конкуренцией любителей с промыслом и торговлей. Но это совсем другая сторона вопроса, и регулироваться она должна другими органами, а не рыбоохраной. Если рыбак может за месяц отпуска наловить и сохранить такое количество рыбы, которое обеспечит его семье нормальный запас для пропитания, сэкономит его средства, если это не наносит вреда экосистеме, то почему надо его ограничивать и запрещать вывоз улова с водоёма? Почему он должен идти за рыбой в магазин или на рынок, переплачивая всей цепочке «промысловик – перекупщик-транспортировщик – торговая фирма-продавец»? Но творцы Правил не воспринимают наши аргументы.

На чьей стороне закон?

Есть ещё одна проблема, которую тоже надо решать на законодательном уровне. Это фактическая бесправность любого гражданина с активной гражданской позицией перед лицом нарушителя. Нарушитель, поставивший сеть или перемёт, проигнорировавший правовые нормы, тут же о них вспоминает, когда ситуация приходит к снятию орудий лова. Формально общественный инспектор не имеет права собрать даже брошенную сеть, поскольку такие полномочия есть только у органов рыбоохраны. Но на территории всей Ленобласти работает менее 50 инспекторов. Если брать район, в котором мы патрулируем, то там всего три инспектора. Они не могут быть во всех точках акватории Ладоги и на реках Волхов, Сясь, Свирь, Паша одновременно. Необходима новая правовая база, расширяющая полномочия общественных инспекторов, энтузиастов-одиночек, общественных организаций. Часто получается, что, как только нарушители видят снятие их орудий лова, начинаются звонки о бесчинстве неизвестных, увозящих собственность граждан. О том, что этой собственностью являются незаконные сети, «радетели» стыдливо умалчивают. Получается, что закон стоит на страже интересов нарушителей? Видимо, нужен какой-то другой, новый закон, дающий права любому человеку реализовывать свою гражданскую позицию по предотвращению вреда природе.

А пока законы обдумываются и предложения по изменениям Правил обсуждаются, лодки Общественного поста будут по мере возможности делать своё нужное и полезное дело. Причём надо упомянуть, что эта деятельность была бы невозможна без поддержки партнёров проекта – фирм «Альтаир» и «Фортис», предоставивших лодки для работы поста на безвозмездной основе, нескольких меценатов, осуществивших помощь в финансировании проекта, частной базы в Креницах, предоставившей жильё для наших волонтёров на период работы.

Николай Кириллов,

председатель Совета РОО «Питерский Клуб Рыбаков»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Реклама

журнал «Петербургская рыбалка»

читать новый выпуск журнала 09 (166) сентябрь

журнал «Рыбалка GROUP»

читать новый выпуск журнала 4#2019

МЫ В СОЦСЕТЯХ

Подписаться на блог: