Меню

Ловля плотвы по первому льду

Надоело! Всё надоело! Это серое московское небо, где за три месяца ни одного солнечного дня. Постоянная слякоть и дождь даже в декабре тоже надоели. Скоро середина зимы, а до сих пор нет хорошего льда, чтобы выехать на свежий воздух и насладиться рыбалкой.

И в это время следует звонок от товарища, который предлагает поехать на «Рыбинку» за плотвой, говорит, что в устье одной из рек там люди уже хорошо обрыбились.

 

– Какая «Рыбинка»?! – кричу я в трубку. – Там путёвого льда ещё нет! Забыл, как в прошлый раз мы прыгали на снегоходе через длинную полынью от берега и обратно? А как промахнулись в темноте мимо вешек, вмороженных в лёд, и уехали на тонкое зеркало, где ещё вчера «Буран» с рыбаками канул в бездну? И тут же рядом с машиной было то самое окно с вмерзшими льдинами среди тонюсенькой плёнки, которая гуляла волнами от наших движений… Я тогда ещё аккуратно слез с заднего сиденья, не глуша мотор, ты стоял на подножке, готовый спрыгнуть в любой момент. Я подталкивал на хрустящем льду снегоход. Он крутился и буксовал на голом отполированном ветром стекле, всё никак не хотел двигаться вперёд, а из-под нас с хрустом разбегались веером красивые белые зигзаги…

— Лёд там нормальный, ещё никто не окунулся! – не слушая меня, продолжал напористую речь мой товарищ. – Уже все наши там.

Что тут поделаешь? Надо ехать.

На поливе

Действительно, лёд оказался толщиной около 10 см, хотя на улице стояла оттепель и моросил мелкий дождь. Несколько кучек рыбаков сидели невдалеке от нас и лениво время от времени вытаскивали некрупную рыбёшку. Мы тоже выбрали место с вмороженными былинками тростника и сразу сделали несколько лунок невдалеке друг от друга, чтобы потом не шуметь. Товарищ насадил мотыля, я – чернобыльник, сделали несколько проводок. Рыбка под лункой есть, даже кормить не пришлось.

У каждого водоёма, как у красивой девушки, свой характер и неповторимая красота. На небольших проточных прудах или малых речках мы обычно сверлили несколько лунок, измеряли глубину, искали свалы, границы с травой. Часть лунок прикармливали порциями мелкого мотыля с илом, метили их красными флажками, выпивали по чашечке чая, давая рыбе успокоиться, и лишь потом, не торопясь, приступали к делу. Начинали с ловли на безмотылку с бусиной, бегающей по цевью крючка. А если рыба вялая и стояла в средних горизонтах, то переходили на плавную игру с мормышкой и одним мотылём, насаженным за голову. При совсем вялых поклёвках, когда играющий хвост обсасывался, насаживали опять же одного мотыля кольцом за голову и хвост, стараясь не выжать нежное содержимое из алого корпуса. Если и так дело не шло, ставили удочки на лёд и ждали поклёвок на пассивную снасть, ориентируясь на изгиб кивка или шевеление поплавка. Плотва – рыба капризная в период циклонных бурь.

Ну а здесь поклёвки начались почти сразу. Не так, как хотелось бы: одна за другой. Зато регулярно и практически на всё: с подсадкой мотыля, личинок репейной мухи и даже на безмотылку. В последнем случае рыба отдавала предпочтение белой бусине или жёлтому арбузику с чёрными полосками. Переход на другие лунки результат не увеличил. Те же 1,5 м глубины, ровное, как столешница, дно, былинки травы, вмёрзшие в лёд, дождь из мелкого сита и регулярные поклёвки возле дна после фиксации мормышки на опускании. И мерная двухсотграммовая плотва, как под копирку, из одной стаи. Мы оглядывались на сидящих неподалёку единомышленников во время вываживания рыбы, чтобы не привлекать внимания, руками не махали, аккуратно и незаметно убирали трофеи в окошко рыбацкого ящика. Слово «обурить» тут хорошо известно и работает «на ура». К счастью, ни у кого не было желания менять свои места. Рыба поклёвывала у всех. К вечеру в пакете у каждого было около 7-8 кг живого серебра.

Перед отъездом

Дождь не прекращался даже ночью, а утром усилился. Едва рассвело, мы вышли на лёд, встали на старые лунки и повторили вчерашние телодвижения с редкими поклёвками и выбиранием лески одними пальцами, без взмахов, чтобы соседи не заметили. К обеду решили сменить позицию. После лёгкого перекуса просверлили несколько лунок и нашли русло. Лёд тут заметно тоньше, при ходьбе вода плещется в лунках. А если сидеть спокойно и не подходить друг к другу, то и не создаёшь колебания совсем. Правда, и рыбы под нами гораздо больше. Размер её такой же, морских великанов нет, но… Поклёвка почти на каждой проводке! Тоже у дна. Часто даже не успеваешь чиркнуть по нему на спуске характерный плотвиный подъём кивка, и адреналин закипает в крови. Дождь даже не заметен. За любимым делом не то что дождь или мороз не ощущаются – даже время летит незаметно. Наверное, именно поэтому оно в счёт жизни у рыбаков не идёт.

Пытаясь экспериментировать с насадками в виде опарыша, мотыля или репейника, разницы я не увидел. Клевала рыба так же активно – только время зря потерял на пересаживание насадок. Да, здесь заметно течение, и пришлось с самого начала сменить удочки, выбрав с более тяжёлыми мормышками и жёсткими кивками. Но оно того стоило. Трудно сказать, что это было… Косяк плотвы перемещался куда-то вдоль русла или основная часть рыбы кормилась именно здесь, но словосочетание «как из пулемёта» – это практически о нас. Такой клёв ждут годами! Передвижение стаи хорошо наблюдать, когда несколько десятков или сотен рыбаков перемещаются вслед за движением рыбы. Было дело, мы тоже участвовали в таких забегах. Но сегодня все сидели на своих местах и получали удовольствие от того, что имеют.

Вот и сумерки спустились, нам пора собираться и ехать по домам. Нехотя отрываемся от лунок со словами: «Вот ещё одна – и всё». А потом ещё одна. И ещё… Каторга, а не рыбалка! Лёгкая пенопластовая балалайка хуже кандалов приковала к лунке.

И всё-таки пришлось наступить любимой песне на горло и сворачивать снасти. Отрывая свой ящик и пакет с рыбой, каждый из нас одновременно крякнут и сказал: «Ого!» Рыбу мало наловить, её ещё нужно донести до берега, подняться по крутому склону с ящиком, ледобуром и пакетом. Хорошо, что мы пластиковые санки захватили.

Проходя мимо троих рыбаков, задали им вопрос о рыбалке. Они показали на свой улов в санях. Примерно по 5-6 кг на каждого поймали. Мы им показали свои пакеты и в ответ на их изумлённые взгляды кивнули на свои лунки в паре сотне метров: «Мужики, бегите туда, пока совсем не стемнело: там медом намазано».

И уже в тепле машины начинает проходить драйв, наваливается сонливость. Теперь главное – поддержать разговором друг друга, вспоминая отличные моменты этой и прошлых рыбалок. Если сильно прижмёт сон, съехать к заправке, утолить его минут за 40, а уж потом хватит сил, чтобы добраться до дома.

Евгений Кузнецов

Обсуждение закрыто.

Реклама

журнал «Петербургская рыбалка»

читать новый выпуск журнала 01 (158) январь

журнал «Рыбалка GROUP»

читать новый выпуск журнала 11#2018

МЫ В СОЦСЕТЯХ